Легендарный  директор Эрмитажа: Легенды науки. Иосиф Абгарович Орбели.

Поделиться

Легендарный  директор Эрмитажа академика Иосифа Орбели. Орбели – династия армянских деятелей науки и культуры, известная с XII века. Несколько поколений семьи жили в Российской империи и СССР, внеся заметный вклад в российскую культуру.

Иосиф Абгарович Орбели родился 8 марта 1887 года. Правда, в 1918 году приняли Григорианский календарь, в связи с чем его день рождения “отложился” на 12 дней.  В шутку Иосиф Орбели называл себя ”подарок женщинам”, ведь день его рождения приходился на 8 марта. Известный сегодня всему миру ученый родился в армянской семье священника Абгара Иосифовича Орбели и княжны Варвары Моисеевны Аргутинской-Долгорукой. Дед по матери – князь М. З. Аргутинский-Долгорукий, герой Кавказской войны. Дед по отцу Овсеп Орбели, окончил Лазаревский институт; отец, Абгар Орбели – Санкт-Петербургский университет; университетское образование имели и братья отца, Давид и Амазасп Орбели, а также старшие братья – Рубен и Левон Орбели. М. Б. Пиотровский называл Иосифа Орбели “образцовым армянско-русским ученым”.

С детства он владел армянским, русским,греческим, латинским, грузинским и турецкими языками. У него было двое старших братьев: Рубен – в будущем юрист и основатель советской подводной археологии, и Левон, который стал известным физиологом, академиком АН СССР, пишет polit.ru.

Гимназию Иосиф Орбели окончил в Тифлисе в 1904 году и отправился в Петербургский университет. Он стал студентом историко-филологического факультета и уже с 1906 года регулярно принимал участие в археологических экспедициях в Карской области (тогда территория Российской империи), где под руководством академика Н. Я. Марра исследовал средневековый город Ани. Окончил университет одновременно по программам историко-филологического и восточного факультетов. Работы по раскопкам Ани продолжались до 1917-го года. В 1918-ом Ани отошел к Османской империи. Под руководством археолога А.А. Калантара, в то время замещавшего Марра и руководившего раскопками, до прихода турецкой армии успели вывезти и спасти более 6000 археологических экспонатов, которые позже, по предложению И.А. Орбели, передали в Музей Истории Армении в Ереване.

Кстати, в 1921-ом году древний город Ани по решению Великого национального собрания Турции был стерт с лица Земли. Все оставшиеся археологические ценности были разворованы или уничтожены, пишет memoклуб.ру.

В октябре 1920-го года Иосиф Орбели получил должность хранителя отделения мусульманского средневековья Государственного Эрмитажа. Вся дальнейшая его деятельность неразрывно связана с этим уникальным музеем. В 1924-ом году, в 37 лет, он стал помощником директора Эрмитажа (Тройницкого Сергея Николаевича). 19 июня 1934 года Иосиф Орбели стал директором Эрмитажа и оставался на этом посту до 1951 года.

Возглавляя долгие годы Эрмитаж, Иосиф Орбели многое сделал для его развития и для спасения музейного собрания. Иосиф Абгарович был глубоко порядочным и смелым человеком. Существует легенда, что в разгар сталинских репрессий он получил приказ от НКВД предоставить список сотрудников, имеющих дворянское происхождение. Орбели составил такой список, но первым в списке написал свою фамилию. После этого Эрмитаж оставили в покое.

Особенно ярко организаторские способности Иосифа Абгаровича проявились в период Великой Отечественной войны. Сотрудники Эрмитажа под его руководством делали все возможное и невозможное для спасения музейной коллекции. Орбели, несмотря на то, что его могли обвинить в паникерстве, задолго до начала войны начал заготавливать упаковочные материалы. Сотрудники музея вспоминали, что ящики под экспонаты, струганые длинные палки стояли у них в кабинетах еще за пару лет до начала войны. Это помогло в короткие сроки подготовить эрмитажные ценности к переезду. Два эшелона сокровищ Эрмитажа под усиленной охраной успели вывезти в Свердловск до начала блокады Ленинграда. Сам Иосиф Орбели в блокаду оставался в Эрмитаже.

Но и после отправки большей части коллекции работы оставалось еще очень много. Снимали со стен и накатывали на валы большие полотна, спускали с пьедесталов статуи, убирали из залов люстры, мебель, бронзу. Все это надо было переместить в подвалы здания, упаковать и разместить в строго определенном порядке. На стенах в залах оставались только пустые рамы.

Благодаря такой четкой организации работы при подготовке экспонатов к эвакуации восстановить экспозицию удалось очень быстро, буквально через восемнадцать дней. 10 октября 1945 года, после завершения восстановления Эрмитажа, из Свердловска поступили все эвакуированные сокровища. 4 ноября 1945 года 69 залов Эрмитажа были открыты для посетителей.

В 1943-ем году Иосиф Абгарович выехал в Ереван, где активно участвовал в создании Академии Наук Армянской ССР и был избран первым ее президентом.

В 1944-ом году он участвовал в работах Чрезвычайной комиссии по обследованию ленинградских пригородных дворцов с целью установления ущерба, нанесенного войной. А в 1946-ом году на Нюрнбергском процессе Иосиф Абгарович Орбели выступал с обличительной речью в качестве свидетеля обвинения от Советского Союза. Он рассказывал об обстрелах Ленинграда, о памятниках культуры, на которые фашистские летчики сбрасывали бомбы, о снарядах, разрывавшихся в здании Эрмитажа, о разрушенных ансамблях Павловска, Пушкина, Петродворца. Он приводил факты и говорил только о том, что видел сам.

За свою самоотверженную деятельность в блокадных условиях, за сохранение культурных ценностей академик Орбели в 1944-ом году был награжден орденом Ленина (второй орден Ленина он получил в 1957-ом году) и в 1945-ом году – двумя орденами Трудового Красного знамени.

Умер Иосиф Абгарович Орбели 2-го февраля 1961-го года. В Армении в Цахкадзоре в 1982-ом году был открыт замечательный музей братьев Орбели. В музейный комплекс входит и великолепный памятник работы скульптора А. Овсепяна.

Семь фактов об Иосифе Орбели

  • Параллельно с обучением в гимназии Иосиф Орбели дома прошел полный курс реального училища. По семейной традиции он также обучался ремеслам, освоив столярное дело, работу каменщика и типографского наборщика.
  • Сотрудники отдела Востока Эрмитажа сложили шуточный гимн про своего руководителя, где были слова: ”Раздаются свирепые трели, и чернеет вдали борода. Это, верно, бушует Орбели, и скрываются все без следа!”
  • В Ленинграде Иосиф Орбели долгие годы жил по адресу Дворцовая набережная (тогда – набережная Девятого января), дом 32. Сейчас на доме установлена мемориальная доска в его честь.
  • Улица Орбели в Санкт-Петербурге названа в честь Иосифа Орбели и его брата Леона.
  • Иосиф Орбели был любителем шахмат. В 1936 году вышла книга ”Шатранг. Книга о шахматах”, написанная совместно с К. Тревер, где содержался перевод со среднеперсидского языка сочинения об играх в шахматы и нарды, исследование истории шахмат на средневековом Востоке и описание старинных шахматных фигур из собрания Эрмитажа.
  • Женой Иосифа Орбели была Антонина Изергина, историк искусства и сотрудник Эрмитажа, где она работала в отделе западноевропейской живописи и скульптуры.
  • По легенде, в 1930-ые годы рассматривался план заменить статую ангела на шпиле Петропавловского собора на изображение Сталина. Однако Иосиф Орбели сказал: ”Помилуйте, товарищи, Петропавловский шпиль отражается в Неве, и что же, вы хотите, чтобы товарищ Сталин оказался вниз головой?” – и от проекта отказались.

Второй сезон эксклюзивного проекта о судьбах и открытиях великих ученых, которые оказали основополагающее влияние на российскую и мировую науку. Каждый выпуск посвящен жизни и работе одного выдающегося российского ученого.

Похожее изображение

25 октября 1932 года Иосиф Абгарович Орбели, возглавлявший Сектор Востока Эрмитажа, написал письмо Сталину о положении дел в Эрмитаже. Речь шла о деятельности «Антиквариата» — структуры, специально созданной советским правительством в конце 1920-х годов для «экспортного» отбора предметов искусства из советских музеев для зарубежных аукционов. В фондах СПФ АРАН хранится черновик письма И. А. Орбели И. В.Сталину, в котором Орбели пишет: «Деятельность Антиквариата, и до сих пор тяжело отражавшаяся на Эрмитаже вообще, за последние годы приняла особенно угрожающие Эрмитажу формы, а в настоящее время заявками Антиквариата ставится под угрозу и Сектор Востока, притом в форме, которая неминуемо должна будет привести к полному крушению нашего дела». 5 ноября 1932 года Сталин ответил Орбели: «Уважаемый т-щ Орбели! Письмо Ваше от 25/Х получил. Проверка показала, что заявки Антиквариата не обоснованы. В связи с этим соответствующая инстанция обязала Наркомвнешторг и его экспортные органы не трогать Сектор Востока Эрмитажа. Думаю, что можно считать вопрос исчерпанным». Вследствие письма Сталина варварская деятельность «Антиквариата» в Эрмитаже была в значительной степени ограничена. Тогда же со складов «Антиквариата» в Эрмитаж вернулись непроданные экспонаты. Поскольку Сталин в ответе Орбели касался только предметов Сектора Востока, то все западноевропейские экспонаты, предназначенные для отправки в «Антиквариат», были приписаны к Сектору Востока, что спасло их от продажи.


Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *