Теперь интересен не царь Вараздат, а сменившая пол спортсменка

Поделиться

У режиссера анимационного кино Давида Саакянца есть убеждения и принципы, которые не меняются под влиянием времени, а тем более обстоятельств. Легче верблюду пройти через игольное ушко, чем попытаться изменить таких людей. Впрочем, иначе и быть не могло: он унаследовал от отца, Роберта Саакянца, не только талант, но и крепкий, прямо-таки брутальный характер.

Сегодня студия Давида переживает не лучшие времена – хорошо, есть помещение, пока что аренду платить не приходится, но сколько это продлится, трудно сказать. Госфинансирования некогда знаменитая на весь Союз (и далеко за его пределами) студия нынче, увы, лишена.
Недавно «широкие массы» принялись шерстить Давида Саакянца на предмет «астрономических сумм», якобы полученных его студией от бывших властей. На самом деле за вычетом затрат на строительство и ремонт студии-школы речь идет о 950 тысячах американских денег. Тоже немало, но если учесть, что в эту смету уложились 9 лет работы и два полнометражных фильма, то впору удивиться, как удалось уместить в столь скромный бюджет создание фильмов, зарплату коллектива и множество накладных расходов. Тем не менее удалось.

«В Армении мало кто может заявить, что у него работают полтора десятка художников – таких организаций у нас очень мало. Полтора десятка творческих людей, работающих по специальности, пусть и не за самое высокое вознаграждение», — говорит Давид.
Первый (и пока единственный) отечественный полнометражный мультипликационный фильм «Анаит» создавался долго и трудно, но в результате успех картины оказался безоговорочным. С 2015 года идет работа над второй полнометражкой – «Олимпионик», об армянском царе Вараздате, победителе античных Олимпийских игр.
Давид СААКЯНЦ: ИДЕТ МАССИРОВАННАЯ АТАКА НА НАШУ СТУДИЮ И СЕМЬЮ ...«До 2018 года государство помогало нашей студии в реализации этого проекта, а с 2019 года финансирование приостановлено. Надеемся, что нам удастся своими силами и с поддержкой друзей и единомышленников в этом году довести дело до конца. Будем стараться», — обещает Давид Саакянц.
При этом пытались поменять местами причину и следствие – пошли разговоры, будто студия лишилась господдержки потому, что ее руководитель выступает против новых властей. На самом деле, говорит Саакянц, именно за то, что он с самого начала не принял методы и пропаганду новоявленной власти и был перекрыт канал государственного финансирования.
Убеждения и принципы, человеческая и творческая совесть не позволили Давиду оставаться более в Союзе кинематографистов после громкой истории прошлогоднего кинофестиваля «Золотой абрикос», на котором приз получила грузинская картина о трансгендерах.
«Для меня это неприемлемо – есть гораздо более достойные люди, о которых можно и нужно рассказывать. Ничего странного, ведь настало время новых героев: теперь интересен не царь Вараздат, а сменившая пол спортсменка. И дело совсем не в личностях, а в факте пропаганды того, что разрушает национальные традиции и идентичность», – говорит режиссер.
При этом Давид Саакянц не берется давать оценок, например, западной мультипликации, считая ее отвечающей мировоззрению и образу жизни и мышления западного человека. Последнему в такой реальности комфортно, и судить, а тем более давать советы — занятие бессмысленное.
Процесс, в ходе которого многие на Западе перестали читать книги, заместив их комиксами, смотрят фильмы-комиксы, был растянут во времени, что создало иллюзию естественного хода событий и обошлось без потрясений.
Нам же начали прививать иные ценности без раскачки – для этого требовалось поначалу опустить уровень образования до плинтуса и шмякнуть его об асфальт. Все это породило конфликт поколений: родители пытаются воспитать детей по своим лекалам и пониманию, а учебные заведения и СМИ пропагандируют нечто абсолютно иное.
«Я проводил эксперименты со своими детьми – они смотрели подряд несколько фильмов какого-нибудь заграничного мультсериала, а потом попросил их изложить хотя бы один диалог из просмотренного, рассказать, о чем шла речь. Они ни разу не сумели этого сделать по простой причине – там диалогов просто нет, а стало быть, и полезного смысла», — говорит Давид.

 

Серебряный абрикос», Аделина и ДавидКакие-то проекты Давида Саакянца сходят на нет сами по себе, как, например, популярный «Кил Дим» — хотя Саакянц считает, что в его закрытии сыграла роль и некая не совсем понятная (в отсутствии шагов навстречу с противоположной стороны) миролюбивая риторика, взятая было на вооружение новыми властями. Конечно, если есть тенденция пропагандировать «дружбу народов», в сегодняшних реалиях подобные проекты не актуальны. Давид Саакянц не делает из этого трагедии. Сейчас все силы брошены на завершение «Олимпионика», а выживать помогают побочные заказы.
Времена меняются, правительства тоже, а студия Роберта, Давида и Айка Саакянцев остается легендой армянской и всей советской мультипликации. Несмотря на все усиливающееся оболванивание разнообразной глобализацией и «гендерным» безобразием, студия вопреки всему не потеряла своего зрителя. В любом случае ее фильмы ждут и их смотрят. И это дает повод для оптимизма в отношении оценки состояния общества.

Материал подготовлен на основе информации https://www.youtube.com/user/tukhtsamereko2    nv.am и открытых источников.


Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *