Памяти отца, Вануша Ханамиряна

Поделиться

2016 год. В концертном зале филармонии им. Арама Хачатуряна выступил известный танцевальный ансамбль “Бардинер”, художественным руководителем которого была Гаяне Ханамирян – дочь Вануша Ханамиряна. Концерт этот был посвящен памяти отца, создавшего этот танцевальный коллектив… Овации, цветы, поздравления… Публика еще долго рукоплескала, не желая отпускать артистов со сцены…

Но обратимся к событиям далеких времен, когда мало еще кто знал имя Вануша Ханамиряна. Еще в 1939-м по случаю 1000-летнего юбилея эпоса “Сасунци Давид” Ерванд Кочар изваял гипсовую трехметровую скульптуру героя эпоса на вокзальной площади Еревана. Однако до отливания памятника в металл дело не дошло – по обвинению в “шпионаже в пользу Франции” Кочара засадили на два года в тюрьму НКВД, а статую безжалостно разрушили. Годы “ежовщины” не смогли бесследно пройти для Варпета – его часто видели мрачным и подавленным. Рассказывают, что Кочар запирался в своей мастерской и подолгу пытался воскресить образ созданного им когда-то Давида. И вот однажды, в 1953 году, когда главный балетмейстер Театра оперы и балета Владимир Варковицкий воссоздал новую версию балета Спендиарова “Хандут”, партию Сасунци Давида исполнял молодой и талантливый танцовщик Вануш Ханамирян. Говорят, премьера балета “Сасунци Давид” прошла на высоком уровне: было все руководство республики, включая известных и заслуженных деятелей культуры. Среди них был и скульптор Ерванд Кочар.

Рассказывают, что в тот день Вануш Ханамирян был неподражаем – созданный им Давид был не просто великолепно сложен, танцору удалось через пластику и понимание образа добиться особой одухотворенности. Кочар от восторга то и дело вскакивал со стула и громко аплодировал. Давно его не видели таким возбужденно- радостным. После премьеры Ерванд Кочар пробрался к Ванушу, крепко обнял его и буквально потребовал, чтобы тот пришел к нему в мастерскую и непременно захватил с собой сценические атрибуты – одеяния и меч. Ванушу Ханамиряну ничего не оставалось, как подчиниться безапелляционному императиву Варпета. К тому же, танцор восхищался работами Кочара, да и сам увлекался художеством.

Когда Вануш оказался в мастерской Кочара, тот, подойдя вплотную к гостю, стал с удивленно-оценивающим взглядом медленно ходить вокруг юноши. Пару раз он остановился, чтобы осторожно пощупать бицепсы Вануша, а потом вдруг заявил: “Я-то думал, что ты великан, а ты, оказывается, среднего роста”. Вот как преобразует настоящего актера роль! Однако Вануша смутило такое признание, и он думал было покинуть мастерскую скульптора, но тут Кочар, по-дружески хлопнув парня по плечу, попросил, чтобы тот уселся поудобнее. Они долго беседовали друг с другом, говоря о разном, а у мастера потихоньку выстраивался цельный и мощный образ, над которым ему предстояло денно и нощно трудиться. В 1959 году, ровно через 20 лет, появилась новая, отлитая в металле, скульптура, обессмертившая легендарного Давида Сасунского.

Жаль только, что в день открытия памятника Вануша Ханамиряна не было в Армении. Но он слышал восторженные отзывы людей, специально съезжающихся к привокзальному памятнику, чтобы еще и еще раз посмотреть на величественную скульптуру, ставшую знаковым событием Еревана.

Прошли годы. Из балетного танцора Вануш Ханамирян превратился в мастера национальной хореографии, а затем стал художественным руководителям ансамбля. Ему предстояло в будущем стать еще и председателем Союза деятелей танцевального искусства…

Еще в 1954-м он встретил свою будущую супругу – балерину Викторию. На стершихся от времени фотографиях Вануш и Виктория смотрятся великолепно – они как две половинки целого. Когда Вануш впервые увидел Викторию – молодую балерину, приехавшую с двумя своими подругами на стажировку в Ереван, он тут же понял, что она – его судьба. В тот же день он привел ее в свой дом, и они больше никогда не расставались.

Танец был для Ханамиряна частью жизни, самой жизнью. Каждую свою хореографическую постановку мастер наполнял глубоким содержанием – героическим и возвышенным. Ему удалось продемонстрировать в мировом пространстве типичное армянское танцевальное искусство, сделать его узнаваемым и несравненным. Знатоки танцевального искусства писали о “высоком профессионализме в танцах, сочетающемся со сдержанной благородной возвышенностью движений”, об их “импульсивном ритме заразительного темперамента”.

Со своей программой ансамбль под руководством Вануша Ханамиряна выступал в Афганистане, во Франции, Ливане, Египте… А затем был “легендарный дебют” – турне 1971 года по Латинской Америке. Через три года – вновь гастроли по городам одиннадцати штатов США… В Нью-Йорке ансамблю посчастливилось выступить аж в Карнеги-холле! В тамошней прессе писали о том, как “ярко и талантливо” было представлено американскому зрителю все “богатство тысячелетнего фольклорного наследия Армении”. Публика, стоя, аплодировала исполнителям в Канаде и во Франции, в Бельгии и Англии, Дании, Мексике и Швейцарии.

Каким же был Вануш Ханамирян в жизни? Отношение его к людям поражало снисходительностью и беззлобием. Может, поэтому все тянулись к нему. По воспоминаниям дочери, Гаяне, совершенно незнакомые люди подходили к ее отцу и просили сфотографироваться на память. И он, конечно же, охотно соглашался. Такова была его натура. Он пользовался всенародной любовью. Его называли “человек-легенда”, “человек-танец”, “человек-свет”, “человек-оптимизм, жизнерадостность и любовь”.

У Вануша Ханамиряна было хобби – он любил рисовать. В перерывах, антрактах, просто на досуге он с удовольствием делал наброски, изображая танцующие фигуры или природу. Но больше всего он любил писать гору Арарат. “Из окна моей квартиры Арарат виден ясно, поверьте, в этот момент как будто эта магическая гора у меня на ладони, и каждый раз, когда я рисую, этот красивый образ придает мне силы”, – признавался Вануш Ханамирян.

Образ библейской горы маниакально переходил из одной картины в другую. Когда же его спрашивали, что же означают яркие радужные полосы, идущие от малого Масиса, он ничего не отвечал, пожимая плечами. Эту свою тайну он не хотел раскрывать… За время гастролей по всему миру Вануш Ханамирян дарил свои картины с изображением Арарата всем армянам, которые его знали. “Людям очень нравится, что у них остается частичка Вануша”, – говорил он.

… Когда не стало Вануша Ханамиряна, люди, пришедшие проститься с легендой армянского танца, невольно озирались на его картины. Несмотря на траур, картины его излучали свет. Куда ни глянь – повсюду на стенах картины, и везде гора Арарат. Присматриваюсь к одной из них. Из-за малой горы – радужный всплеск. И вдруг меня осенило – это закат солнца. Солнца почти не видно, но есть лучи… И вспомнились мне слова дочери Вануша Ханамиряна: “Папа всегда говорил – даже в самом плохом, самом ужасном учитесь видеть солнце. Солнце спасает”.
Материал подготовлен на основе информации https://www.youtube.com/user/tukhtsamereko2    armeniasputnik и открытых источников.


Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *