«Письмо к маме» Булата Окуджавы

Поделиться

Булат Окуджава: "Письмо к маме"

Непростое детство и жизнь Булата Окуджавы отражаются в его стихах , звучат в его песнях. О грузинском происхождении легенды авторской песни говорит его фамилия, но мало кому известно, что Окуджава наполовину был армянином.

Поэт родился 9 мая 1924 года в Москве. Родители Окуджавы – Шалва Окуджава и Ашхен Налбандян переехали в Москву из Тифлиса (Тбилиси) за два года до рождения первенца. Тогда еще Шалва и Ашхен перебрались в столицу для учебы в Коммунистической академии, как это тогда было принято в семьях большевиков. Молодожены были убежденными коммунистами.

Ашхен Налбандян родилась в августе 1903 года в Тифлисе в семье армян-столяров. По некоторым данным, Налбандян была племянницей известного армянского поэта Вагана Теряна.

Ашхен Степановна была настоящей красавицей: высокий рост, гордая осанка, темные глаза. Поговаривают, что этой женщиной был увлечен Лаврентий Берия, из-з чего у него и были конфликты с Шалвой.

Получив высшее образование в институте народного хозяйства им.Плеханова, Ашхен Налбандян несколько лет проработала экономистом.

Жизнь у семьи была насыщенной. Они постоянно переезжали то в Москву, то в Тифлис, то куда-то еще, куда назначит их партия. Булат Окуджава редко видел родителей, очень по ним тосковал. Единственный человек, который постоянно находился рядом с Булатом, была его бабушка.

В 1937 году когда казалось что жизнь обустроена и все наладилось : Шалва Окуджава занимал должность первого секретаря Тагильского горкома партии , семья жила в Нижнем Тагиле. В один день все внезапно разрушилось. В феврале отец Окуджавы был арестован в связи с троцкистским делом на Уралвагонстрое. Через несколько месяцев Шалва Окуджава был расстрелян, но об этом Ашхен узнала только в 1956 году. Все это время она надеялась, что супруг жив и отбывает срок.

После того как увезли отца Булата, семья была отвергнута. Все считали их «врагами народа». Булату из-за этого даже пришлось покинуть школу. А молодой маме Ашхен с двумя детьми отказывались предоставлять даже жилье.

Но на этом трагедия семьи не закончилась. В 1939 году арестовали и Ашхен Налбандян. Дети остались на попечении бабушки. Отбыв пятилетний срок за «антисоветскую деятельность» Ашхен освободилась в 1946 году. До 1949 году она проживала в Армении в городе Кировакан, после чего была повторно сослана в ссылку в Красноярский край.

В интервью журналу «Столица» в 1992 году Окуджава говорил: «Взять наши споры с мамой, которая, несмотря на то, что девятнадцать лет провела в лагерях, оставалась убеждённой большевичкой-ленинкой. Что ж, и я сам какое-то время считал, что это Сталин всё испортил.»

А в 2005 -ом , в газете «Вести» была опубликована статья «Тайна Окуджавы», по сведениям которой отношения Булата Окуджавы с матерью были сложными. Между матерью и сыном произошла ссора, о которой никому так и не рассказали ни Булат, ни Ашхен. Лишь когда Налбандян спросили, куда она поедет из ссылки, она сказала «Не знаю. К младшему сыну Виктору. Со старшим у нас была ссора, а простил он меня или нет, я не знаю».

Уже потом, когда Окуджава рассказывал о своей жизни и посвятил сборник стихов матери через год после ее смерти, стало ясно – они нашли общий язык.

Письмо к маме

Ты сидишь на нарах посреди Москвы.

Голова кружится от слепой тоски.

На окне – намордник, воля – за стеной,

Ниточка порвалась меж тобой и мной.

За железной дверью топчется солдат…

Прости его, мама: он не виноват,

Он себе на душу греха не берет –

Он не за себя ведь – он ведь за народ.

Следователь юный машет кулаком.

Ему так привычно звать тебя врагом.

За свою работу рад он попотеть…

Или ему тоже в камере сидеть?

В голове убогой – трехэтажный мат…

Прости его, мама: он не виноват,

Он себе на душу греха не берет –

Он не за себя ведь – он за весь народ.

Чуть за Красноярском – твой лесоповал.

Конвоир на фронте сроду не бывал.

Он тебя прикладом, он тебя пинком,

Чтоб тебе не думать больше ни о ком.

Тулуп на нем жарок, да холоден взгляд…

Прости его, мама: он не виноват,

Он себе на душу греха не берет –

Он не за себя ведь – он за весь народ.

Вождь укрылся в башне у Москвы-реки.

У него от страха паралич руки.

Он не доверяет больше никому,

Словно сам построил для себя тюрьму.

Все ему подвластно, да опять не рад…

Прости его, мама: он не виноват,

Он себе на душу греха не берет –

Он не за себя ведь – он за весь народ.


Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *