Сын армянки и китайца: Давид Ян

Поделиться

Давид Ян – задолго до того, как стать знаменитым и чертовски успешным – рос в Ереване, как все: ходил в школу, читал книги и играл в футбол во дворе. На смену обычной школе скоро пришла физико-математическая при ереванском университете – в семье как-то априори считалось, что Давид станет физиком. Отец, Ян Ши, единственный китаец Еревана в 1960 годы, преподавал в университете, мама же, армянка, специальность физика сменила на профессию суфлера в театре.

Основатель ABBYY Давид Ян — о «злом» искусственном интеллекте и ...
В 1985 году Давид решает попытать счастья и попробовать поступить в МФТИ, а сделать это было очень непросто. Ему, однако, удалось стать студентом престижнейшего вуза с первой попытки, а завершилась учеба блестящей дипломной работой по теме “Язык описания словарей DSL”.

На кладбище Александро-Невской Лавры в Петербурге есть трогательное надгробие юноши, умершего двадцатилетним. Надпись гласит: “Умеръ от чрезмернаго к наукам прилежанья”. Попробуйте, поступите в московский физтех, и быстро поймете, что фраза “сойти с ума от учебы” — вовсе не преувеличение, здесь студенты учатся крайне серьезно, ибо иначе невозможно. У Давида Яна депрессии бывали регулярно, но Давид уверен, что оно того стоило.

Научная работа продолжилась кандидатской диссертацией по технологии оптического распознавания текстов и, пожалуй, с этих пор отошла на второй план, уступив место практическим разработкам, всегда смелым и часто – невероятно прорывным.

Летом 1989 года Давид одолжил в Центре научно-технического творчества молодежи под проект 3000 советских рублей, деньги немалые по тем временам. Но кредит полностью себя оправдал – на пару с Александром Москалевым Давид создал электронный словарь Lingvo, которому суждено было стать знаменитым. На следующий год друзья стартовали с компанией Bit Software – ее быстренько переименуют в ABBYY. Именно это название обрело всемирную славу, а о самом популярном ее продукте – программе распознавания текстов FineReader – знают практически все, кто имеет компьютер. Сегодняшние обороты ABBYY оцениваются специалистами в сумму, большую 200 миллионов долларов в год, владельцы же точные данные из скромности не раскрывают.

Но не Lingvo единым жив человек: ограничиваться только ABBYY Давид не собирался. Он взял, да и сделал первый карманный компьютер Cybiko, открыл несколько ресторанов в центре Москвы и написал (в качестве объяснительной к ним записки, надо полагать) книгу о здоровом питании. Что до разработок в рамках еще одной компании, iiko, то огромную популярность у соответствующих российских заведений получила система автоматизации работы кафе и ресторанов, а к ней прилагалась надежная платформа мобильных платежей и лояльности Platius.

Но Cybiko – самый безумный из проектов невозмутимого Давида Яна. За 4 месяца 2000 года в США было продано более 30000 карманных компьютеров. Это сейчас пишут, что устройства стали катализатором для разработок современных геолокационных соцсетей. А тогда на 15 сентября 2001 года намечалось открытие продаж в Лондоне. Ян уже расписал сценарий, даже собрался снимать кино об обезумевших толпах, сметающих все на своем пути в охоте за мини-компьютерами. Не тут-то было: 11 сентября в Нью-Йорке произошло чудовищное, и мир изменился мгновенно. Люди стали боятся устройств, определяющих их местонахождение, и через несколько месяцев Ян остановил производство – всего 500 тысяч экземпляров, проданных за два года. Это было в разы меньше запланированного.

И как же часто хотелось все бросить, уйти из проекта, оставить приводящую зачастую в отчаяние работу и сесть успокоиться, наконец. Но способность к работе из сил уже даже не последних, а берущихся ниоткуда воспитана в нем тренером по теннису. Давид вспоминает, что у педагога была манера хлестать ивовым прутиком ученика, если вдруг тому в голову приходило начать себя жалеть. А если жаловался и ныл во время тихого часа и ночью, тренер поднимал и заставлял бегать по солнцепеку или в холоде горной ночи (дело было в спортлагере у подножия Арагаца). Провинившийся бегал, а наставник, потрусив немного следом, демонстративно перегонял слабака. А тренера все обожали.

В одном из интервью Ян сказал: “Физики и программисты оживляют неживое. Физики понимают суть вещей и заставляют их жить по-новому благодаря законам, которые открывают. Программисты оживляют железо. Есть божественный момент, когда твоя программа начинает работать, и это точно останется после тебя”.

Этот момент начала того, над чем ты работал, не щадя себя, отчаивался и вновь возвращался, Давид Ян называет “непередаваемым кайфом” творчества. Он даже вывел “формулу счастья по Яну”. В схеме-прямоугольнике по периметру располагаются первичные, основные человеческие потребности, причем наверху – свобода и секс. Все линии от первичных потребностей сходятся в центре, в точке “бессмертия”.

То есть, согласно Яну, человек счастлив лишь тогда, когда он проявляется в собственных детях, в творчестве своем, остается в мыслях и памяти других. Это гармонирует с убеждением знаменитого физика, нобелевского лауреата Льва Ландау, который говорил, что человеческое счастье зависит от трех вещей – любви, общения с людьми и работы.

Вместе с Гаем Кавасаки из Apple Ян утверждает, что бизнес – любой! – может быть гарантированно успешным, если зарабатывание денег является второй целью, а на первом месте стоят потребности человека. И если компания начинает работать, имея в виду одно зарабатывание денег, то вероятность ее успеха резко снижается.

Для Давида очевидны две причины успеха. Кроме того, что нужно работать, не щадя себя, еще необходимо найти единомышленников и научиться с ними жить. Он не верит в успех, выстроенный на единственной личности, равно как и не может быть успеха без изматывающего труда.

Ян сейчас живет на две страны, иногда даже три, проводя приблизительно одинаковое время в США и России. Время, в основном, уходит на ABBYY и iiko, еще под постоянным контролем — образовательный фонд Ayb и одноименная школа в Армении.

 

Компания iiko уже отпраздновала десятилетний юбилей. Основная идея заключалась в том, чтобы создать по возможности безупречную систему автоматического управления ресторанным бизнесом. Систему, которая очевидно лучше всех существующих – без подобного предусловия самому себе Давид и не подумает начать работу. Тем более что собственный опыт диктовал настоятельную необходимость в разработках такого рода.

Когда Ян открывал FAQ-Café в 2004 году, он постарался тщательно вникнуть во все нюансы: последовательно работал сам у себя поваром, официантом, барменом и управляющим. И тогда ему стало страшно от того, что, как показалось, было совершенно невозможно создать единую программу, охватывающую все стороны этого бизнеса: он насчитал, как минимум, 11 различных аспектов, каждый их которых требовал автономной системы с четкими задачами. Какую-нибудь простую программку для склада или там, для учета финансовых потоков, писать и не хотелось, и смысла не было – полно их, таких простеньких.

Давид Ян не из тех, кто скажет: “Это невозможно”, и забудет благополучно. Работа началась, адская и все время усложняющаяся по ходу пьесы, в итоге на это ушло четыре года, но зато люди могут собой гордиться – есть теперь полноценная система, пригодная для охвата всех аспектов ресторанного бизнеса.

Ну и теперь скажите на милость: о каком кризисе – экономическом ли, финансовом – вы будете рассказывать Яну? Ну да, говорит он, кризисы бывают, но это же не повод сидеть сиднем и тупо смотреть телевизор с пивом. Работать надо, пахать, и вот iiko показывает минимум 35% годового роста, и все кризисы идут к чертям. Сегодня практически половина российских ресторанов и кафе работает на системе Яна и компании.

А броситься с головой в омут неизвестности и начать разработку очередного сумасшедшего проекта – это да, это Давид Ян умеет, любит и может. Вообще, утверждает он, кризис для стартапа – для умного и смелого стартапа – даже хорошо. Это большой и устоявшейся компании кризис страшен, и то лишь при безответственном менеджменте, а для новых проектов это время уникальных возможностей, которые могут больше никогда и не подвернуться. Судите сами, говорит он, в кризис сокращают персонал, снижают расходы – на ту же зарплату или арендные, например. И получается, что рынок труда предоставляет отличных специалистов за гораздо меньшие, чем они стоят, деньги. Этих спецов надо хватать и не отпускать, в результате сколотив лучшую в мире команду.

А то, что не является лучшим в мире, Давида Яна не интересует.

 


Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *