Почему армянская оперная дива Рузан Манташян не спела с Юсифом Эйвазовым

Поделиться

В преддверии Дрезденского оперного бала (7 февраля)  блестящему мероприятию в Дрездене сопутствовала череда скандалов. Один из них был связан с двумя оперными певцами: азербайджанским тенором Юсифом Эйвазовым и армянской сопрано Рузан Манташян. Карьеру Эйвазова, дополнительное ускорение которой придал брак певца с мега-звездой оперы Анной Нетребко, можно считать сложившейся. Карьера Манташян же только начинается, правда, с блеском. Певице уже рукоплескала публика в Италии, Франции, Швейцарии, сейчас она поет в Гамбурге.

Только не петь дуэтом

Согласно информации, опубликованной сайтом агентства Манташян “Рене Масис” в начале января, с певицей была расторгнута предварительная договоренность об участии в выступлении на Дрезденском балу, поскольку такое выступление на одной сцене с армянкой показалось нежелательным Эйвазову или его советникам. Разразилась медийная буря, грозившая перерасти в большой скандал. В частности, с просьбой “не приносить в его родной город ненависть” и межнациональную рознь обратился в открытом письме знаменитый баритон и уроженец Дрездена Рене Папе (Rene Pape).

Рузан Манташян приняла предложение выступать на концерте в ...Юсиф Эйвазов и руководство бала поспешили опровергнуть эту информацию. Эйвазов и его защитники указывали на то, что певец неоднократно участвовал в музыкальных проектах с армянскими артистами, а никаких договоров с Манташян у Дрездена, с другой стороны, не было заключено. Последний аргумент сложно считать убедительным: в оперном мире нормально, что переговоры ведутся на уровне агентов, устно или в форме электронных писем, письменные договоры подписываются порою за несколько часов до выхода артиста на сцену или даже не подписываются вообще – особенно, если речь идет не о долгосрочных контрактах, а об участии в единоразовых гала-мероприятиях, каковым является концерт на балу в Дрездене.

Дрезденский бал, художественным руководителем которого является музыкальный менеджер Ханс-Йоахим Фрай (Hans-Joachim Frey), в настоящий момент являющийся также художественным руководителем концертной площадки “Сириус” в Сочи, официально пригласил Манташян выступать. О желательности появления армянской певицы в Дрездене сообщили и от имени Эйвазова. Рузан Манташян после некоторых колебаний дала согласие на свое участие.

Однако в качестве дуэта Эйвазов и Манташян на сцену так и не вышли, ограничившись сольными номерами: Эйвазов спел две арии из своего репертуара, Манташян исполнила арию Татьяны из “Евгения Онегина”. Учитывая привычную драматургию и правила гала-вечеров, непоявление двух оперных звезд в формате дуэта не могло не броситься в глаза.

В общем, неприятный осадок остался. DW поговорила с певицей.

DW: Рузан, праздник удался?

Рузан Манташян: Да, удался. Мы все над этим работали изо всех сил. Это праздник и для публики в зале, и для тысяч дрезденцев, которые смотрят прямую трансляцию, стоя вокруг оперы, они всегда ждут этого праздника. И, конечно, для телезрителей, ведь дрезденский бал транслируется на всю Германию.

DW: Не мне вам рассказывать о событиях, предшествовавших этому вечеру. Как бы вы сейчас, глядя назад, сформулировали для постороннего человека, что именно произошло?

– У любого мероприятия бывают проблемы. Я комментировать это не считаю нужным.

– А была эта проблема?

– Вам это интересно? Была, была. Больше сказать не могу.

– Как она была урегулирована?

– Тем, что я выступила на балу. Вообще, политика не должна иметь никакого отношения к искусству. То, что меня, “распригласив”, затем пригласили все-таки снова, доказывает, что они (организаторы бала – Ред.) поняли свою ошибку. Я выступила с удовольствием.

– Что вы хотели сказать этим жестом?

– Я бы хотела, чтобы в искусстве, в музыке не было ни политики, ни дискриминации. Искусство должно быть вне пространства сиюминутных политических неполадок. Люди хотят жить мирно, все проблемы делают государство и чиновники, пусть они и разбираются.

– Вы в программе дрезденского бала с Юсифом были разнесены почти полутора часами программы: он пел в самом начале, вы – звезда финала. Это осознанное решение тех, кто отвечал за драматургию вечера?

– Не могу вам ответить, я не знаю. Мне как артистке просто хочется выступать перед публикой, которая любит музыку и пришла ей насладиться. Тут нет разницы, когда ты поешь и сколько ты поешь – это может быть и одна ария.

– А что же с задумывавшимся дуэтом с Эйвазовым? Почему он не состоялся?

– По известным причинам.

– Думаете ли вы, что когда-то в будущем вы выйдете вместе на сцену?

– Не думаю, что это может случиться в ближайшем будущем. Но я не хочу это комментировать. И так очень много всего происходило вокруг этого бала.

– Но осадок остался?

– К счастью, благодаря моему агенству я почти не участвовала в этом скандале. Если очень близко принимать к сердцу все проблемы профессии, то будет сложно.

– Можно совершать ошибки, но в них надо признаваться: в преддверии бала был и другой скандал, связанный с вручением почетного ордена Святого Георгия, вручаемого от имени бала в Дрездене, президенту Египта Абделю Фаттаху ас-Сиси. В этом случае руководство бала официально признало свою ошибку и принесло свои извинения городу Дрездену и общественности. В частности, об этом говорил в своей речи Ханс-Йоахим Фрай на приеме перед открытием бала. В вашем случае я такого официального признания неправоты не слышала. Ваша ситуация с Юсифом осталась “непроговоренной”. Вам не кажется, что это неправильно?

–  Ну, в конечном итоге они исправили свою ошибку. Тем, что я здесь выступаю, они признали, что были неправы. Но после всего, что произошло, мы, как вы понимаете, не могли вместе выйти на сцену.

– То есть Юсиф перед вами не извинялся?

– Нет, и не думаю, что это когда-то случится.

– Вы пели арию Татьяны из “Егения Онегина”. Почему именно эту вещь? У нее не очень “гала”-формат, опера писалась для камерной сцены, носит интимный характер…

– Мы предлагали разные варианты, руководство бала выбрало именно арию Татьяны, поскольку она еще никогда здесь не звучала. А я пою эту роль на разных сценах.

– Как вы думаете: для чего вообще нужны такие дорогостоящие празднества, как Дрезденский оперный бал? Как говорится, где-то дети голодают, старики бедствуют, а тут такой фейерверк на один вечер?

– Вы знаете: это красивая традиция. Она есть в разных европейских городах, особенно – в Вене и Дрездене, но и в местах, где есть большие оперные театры. В основе своей она аристократическая: так дебютантки выводились в свет. Но и сегодня это очень красиво. А вообще – решать городу Дрездену, быть ли этому празднику и в каких масштабах.

– Собираетесь ли вы однажды выйти на сцену Дрезденской оперы?

– В ближайшем будущем пока не запланировано, но для каждого певца такое приглашение было бы честью!

Материал подготовлен на основе информации dw.com  и источников.


Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *