«Данелия, скажи честно, ты еврей? Обещаю, это останется между нами!»

Поделиться

25 августа исполнилось бы 90 лет великому режиссеру

Х Московский международный кинофестиваль, 1977 год. Георгий Данелия (в центре) с исполнителями главных ролей в фильме «Мимино» Вахтангом Кикабидзе (слева) и Фрунзиком Мкртчяном. Фото: РИА Новости

Немногие режиссеры сделали для советского кино больше, чем Георгий Данелия. Он прожил долгую жизнь и скончался в прошлом году, оставив нам два десятка мудрых и ироничных картин. А еще три тома воспоминаний – собрание восхитительных, полусмешных-полупечальных баек. В день юбилея хочется вспомнить несколько из них.

КАК ПЬЯНЫЙ ИНТЕЛЛИГЕНТ ПОМОГ ЕМУ СТАТЬ РЕЖИССЕРОМ

Георгий Данелия вырос среди кинематографистов. Его тетя Верико Анджапаридзе была знаменитой актрисой, муж тети Михаил Чиаурели – кинорежиссером, автором «сталинианы» – фильмов типа «Клятвы», «Падения Берлина» или «Незабываемого 1919-го», ключевым персонажем в которых был вождь. С детства Данелия общался с живыми классиками – Эйзенштейном, Пудовкиным, Довженко. И при этом режиссером становиться не собирался. Он выбрал профессию ближе к отцовской (тот был главным инженером советского метростроя): пошел в архитектурный институт.

Окончив его, он приступил к просиживанию штанов в Институте проектирования городов. Как он сам вспоминал в мемуарах, всю жизнь изменил один случай: они с приятелем увидели на улице пьяного в стельку интеллигента, валяющегося под забором. Растолкали. Пьяный заявил, что он трезв и просто решил отдохнуть, почитать газету – а в доказательство достал из кармана и развернул «Советскую культуру». И там Данелия заметил объявление о том, что «Мосфильм» объявляет набор слушателей на Высшие режиссерские курсы. Поступающим уже надо было иметь высшее образование по какой-нибудь творческой специальности. Специальность «архитектор» подходила – и Данелия отнес документы. Тем более, что стипендия на этих курсах была на тридцать рублей больше, чем его зарплата.

По словам Данелия, он совершенно не мог объяснить режиссерам, заседавшим в приемной комиссии, зачем ему кинематограф. Спасло только то, что им понравилась тетрадочка с его рисунками, раскадровка по рассказу Чехова «Хамелеон». Забавно, но и в дальнейшем фильмы Данелия неожиданно рождались именно из картинок, из образов. «Я шагаю по Москве» целиком вырос из сцены, придуманной Геннадием Шпаликовым: дождь, по мостовой босиком идет девушка, рядом едет парень на велосипеде. А «Мимино» родился из рассказа Резо Габриадзе о вертолете, который на ночь приковывают на цепь с замком, чтобы не украли.

ЕМУ НЕ ДАЛИ СНЯТЬ «ХАДЖИ-МУРАТА» И «МЕРТВЫЕ ДУШИ»

Его первый полнометражный фильм «Сережа», снятый вместе с Игорем Таланкиным, победил на кинофестивале в Карловых Варах. Первый самостоятельный – «Я шагаю по Москве» – участвовал в конкурсе Каннского кинофестиваля и навсегда вошел в историю отечественного кино. С третьим фильмом, чудесной комедией «Тридцать три», начались проблемы.

Это была невинная, на сегодняшний взгляд, картина о жителе провинциального русского городка Иване Травкине, у которого во рту нашли 33 зуба вместо 32, как у всех нормальных людей, и который благодаря этому прославился на весь СССР. (Кстати, Данелия и не подозревал, что подобное действительно встречается в стоматологической практике и называется полиодонтией). Сценарий вышел очень смешным, но слишком язвительным и абсурдистским. Соавтор сценария Виктор Конецкий, перечитав написанное, сразу сказал: «Это не примут». Но худсовет чудесным образом все утвердил и запустил фильм в производство. Потребовали выкинуть только сцену в КГБ, где у Травкина спрашивали: «Под чью диктовку вы распространяете слухи, что у вас не тридцать два, а тридцать три зуба?» – «Да у меня правда тридцать три, сами пересчитайте!» – «В СССР живут 300 миллионов человек, что мы, у всех зубы будем считать?» Но Данелия специально оставил этот вопиющий эпизод, чтобы к нему придрались, а на все остальное не обратили внимания.

Съемки шли удивительно гладко. Правда, оператор Сергей Вронский все удивлялся, что фильм не закрывают: «Это критика советской власти». Данелия отвечал, что это фильм об идиотизме. В этот момент он еще не понимал, что в СССР идиотов быть не может – по крайней мере, в таком количестве, как в его картине. Вронский в ответ говорил: «Фильм на экраны, конечно, не выпустят, но сами-то посмотрим».

И как в воду глядел: прошло несколько закрытых показов фильма, но в широкий прокат его выпустили только во время перестройки.

В «Кин-дза-дза!» Данелия снялся и сам - в роли правителя планеты Альфа (слева - Ольга Машная).

В «Кин-дза-дза!» Данелия снялся и сам – в роли правителя планеты Альфа (слева – Ольга Машная).

Данелия в «Тридцать три», конечно, еще сильно преуменьшил градус идиотизма, царившего в те времена. Он то и дело спотыкался о цензуру, выдвигавшую претензии одна абсурднее другой. Из «Мимино» потребовали вырезать разговор летчика Мизандари с грузинским евреем, уехавшим в Тель-Авив. (Данелия отчаянно спорил из-за этого эпизода с главным киноначальником Филиппом Ермашом, но тот спросил: «Данелия, скажи честно, ты — еврей? Останется между нами. Слово». – «Да нет вроде», – ответил Данелия. – «А чего тогда ты так держишься за этот Тель-Авив?») В итоге в прокатной версии сцену оставили, убрали только из той, что показывалась на Московском кинофестивале – ведь там картину смотрели иностранцы, считалось, что им разговоры гражданина СССР с гражданами Израиля показывать ни в коем случае нельзя! Фильм «Совсем пропащий» по «Гекльберри Финну» не пустили на Каннский кинофестиваль (хотя его там ждали) – заявили, что «антиамериканское кино» нельзя демонстрировать за границей накануне встречи Брежнева с Никсоном. Наконец, фильм «Слезы капали» на полгода положили на полку потому, что кто-то распустил слух, что во время съемок Данелия обвенчался в церкви со своей женой, и это возмутило идеологов из ЦК.

Данелия с ходу зарубили много проектов, в том числе те, в которых не было ничего комедийного. Он хотел снять «Мертвые души» по Гоголю, «Созвездие Козлотура» по Фазилю Искандеру, «Зиму тревоги нашей» по Джону Стейнбеку. Уже начал писать сценарий по «Преступлению и наказанию». Всю жизнь страстно мечтал экранизировать толстовского «Хаджи-Мурата», написал сценарий совместно с Расулом Гамзатовым и Владимиром Огневым, выбрал натуру и актеров – и тут фильм прикрыли вообще без объяснения причин.

Данелия принимал все это очень близко к сердцу. Неудивительно, что в 50 лет у него случилось, как он небрежно впоследствии замечал, «что-то вроде инфаркта». Он не очень любил ныть и рассказывать о своих болезнях и страданиях. Но в другом месте мемуаров проговорился, что это «что-то вроде инфаркта» привело к клинической смерти. Его едва спасли.

ПОЧЕМУ ОН БЫЛ НЕДОВОЛЕН «КИН-ДЗА-ДЗА!»

Трудности у Данелия возникали не только из-за цензуры. Самым тяжелым в техническом плане оказался фильм «Кин-дза-дза!» Съемки и так шли в максимально некомфортабельном месте, туркменской пустыне, а вдобавок на них все беспрестанно ломалось. Макет пепелаца сперва по ошибке вместо Туркмении увезли во Владивосток, а когда все-таки привезли в Каракумы, он загорелся, его пришлось лихорадочно чинить. Другая декорация была разнесена ураганом, в третью въехал пьяный водитель, четвертая взорвалась…

Костюмы для актеров из-за производственных сложностей пришлось делать из кальсонов фирмы «Заря» (обесцвеченных хлоркой и выжженных), старых летных костюмов, матросских брезентовых штанов. Многое Данелии приходилось делать лично: он и над декорациями работал, и сам пробовал перекрасить летный костюм чернилами, налив их в ванну (костюм после пребывания в ней так и не поменял цвет).

Правителя планеты Альфа, на которую в какой-то момент попадают герои, должен был играть Норберт Кюхинке – тот, что играл Хансена в «Осеннем марафоне». Он за свои деньги купил билет и полетел в Москву, но пока летел, Данелия из вышестоящих органов сообщили, что снимать немца нежелательно. В отчаянии Данелия пытался позвать на роль Сергея Бондарчука и Иннокентия Смоктуновского, но те сниматься не могли; в итоге режиссер исполнил эту роль сам. Среди других актеров, которые не сыграли в «Кин-дза-дза» – Борислав Брондуков (для него придумали роль, но у него случился инсульт), Александр Фатюшин, Ролан Быков, Валентин Гафт (все трое уже были утверждены на роли, но в последний момент отказались или не могли сниматься)…

Между прочим, название картины не случайно напоминает о кинзе. В первоначальной версии сценария герой Станислава Любшина общался с героем Евгения Леонова, и в разговоре возникало упоминание этой травки. Леонов начинал распевать песню: «Кин-дза-дза, кин-дза-дза!» – и не мог остановиться. Потом песня выпала, а слово осталось. И стало названием картины – хотя в прокат авторы ее первоначально собирались выпустить под более приличным, вроде «Мираж», «Спираль» или «Звездная пыль».

А еще из фильма чуть не выпало слово «Ку!» – главное слово на планете Плюк. Когда сценарий писался, к власти пришел К.У. Черненко, и авторы испугались, что «Ку!» будет рассмотрено цензурой как намек на его инициалы. Однако Черненко вскоре умер, к власти пришел Горбачев, началась антиалкогольная кампания, и пришлось убирать из сценария совсем другое: упоминания о грузинском виноградном самогоне, чаче (ее заменили на уксус).

Многие считают этот фильм шедевром Данелия, но сам он после всех волнений оказался не вполне им доволен. Изначально «Кин-дза-дза!» была заявлена как двухсерийная картина. Пересмотрев готовый вариант, режиссер счел, что он затянут. И сократил на полчаса, с 2 часов 15 минут до 1 часа 45 минут. Но тогда была большая разница между двухсерийной картиной и односерийной; за двухсерийную платили больше, и на «Мосфильме» Данелии сообщили, что из-за его правки пять тысяч человек недосчитаются денег. Пришлось все вставить обратно.
Х Московский международный кинофестиваль, 1977 год. Георгий Данелия (в центре) с исполнителями главных ролей в фильме «Мимино» Вахтангом Кикабидзе (слева) и Фрунзиком Мкртчяном. Фото: РИА Новости

Х Московский международный кинофестиваль, 1977 год. Георгий Данелия (в центре) с исполнителями главных ролей в фильме «Мимино» Вахтангом Кикабидзе (слева) и Фрунзиком Мкртчяном. Фото: РИА Новости

ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ

«Я шагаю по Москве» (1963)

«Тридцать три» (1965)

«Не горюй!» (1968)

«Афоня» (1975)

«Мимино» (1977)

«Осенний марафон» (1979)

«Слезы капали» (1982)

«Кин-дза-дза!» (1986)

Материал подготовлен на основе информации  открытых источников.


Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *