Cтранный брак Александра Блока и Любови Менделеевой

Поделиться

Источник фото: historytime.ru
Источник фото: historytime.ru

То, что дочь ге­ни­аль­но­го хи­ми­ка Лю­бовь (1881–1939) бы­ла же­ной ге­ни­аль­но­го по­э­та Але­к­сан­д­ра Бло­ка, из­ве­ст­но всем. Их чу­да­ко­ва­тый, поч­ти пла­то­ни­че­с­кий со­юз то­же на слу­ху. У ве­ли­ких свои при­чу­ды! Но Лю­бовь Дми­т­ри­ев­на не бы­ла «ве­ли­кой», она бы­ла нор­маль­ной здра­во­мы­с­ля­щей жен­щи­ной. Че­го ей сто­и­ло при­спо­со­бить­ся к «при­чу­дам» му­жа, на­вер­ное, зна­ла толь­ко она. По мо­ло­до­сти ни с кем не де­ли­лась и лишь по­с­ле смер­ти му­жа на­пи­са­ла кни­гу «И быль, и не­бы­ли­цы о Бло­ке и о се­бе». Это кни­га о люб­ви, воз­вы­шен­ной и убий­ст­вен­но жер­т­вен­ной.

С тех пор как Са­ша и Лю­ба сы­г­ра­ли в до­маш­нем спе­к­та­к­ле (бы­ли со­се­дя­ми по да­че) Га­м­ле­та и Офе­лию, Бло­ку взбре­ло в го­ло­ву, что это – бо­же­ст­вен­ный знак, и до­ч­ка со­се­дей – его Пре­кра­с­ная Да­ма, Не­зна­ком­ка, Ве­ч­ная Же­на, Та­ин­ст­вен­ная Де­ва, о ко­то­рой он гре­зил со вре­мен ув­ле­че­ния со­чи­не­ни­я­ми В. Со­ловь­е­ва о не­зем­ной люб­ви. Лю­ба на­столь­ко ус­та­ла от его вы­со­ко­пар­но­сти, что сна­ча­ла про­си­ла: «Толь­ко не на­до все ми­с­ти­фи­ци­ро­вать!», по­том уе­ха­ла в Пе­тер­бург учить­ся на жен­ских кур­сах и на­де­я­лась за­быть за­мо­ро­чен­но­го по­клон­ни­ка. Ин­ту­и­тив­но она пред­чув­ст­во­ва­ла бу­ду­щую му­чи­тель­ность их от­но­ше­ний и бе­жа­ла от них. Блок на­шел ее и в сто­ли­це. Хо­дил те­нью, пи­сал пись­ма. Лю­ба не вы­дер­жа­ла и от­ве­ти­ла ре­з­ко: «Я не мо­гу боль­ше ос­та­вать­ся с ва­ми в дру­же­ских от­но­ше­ни­ях… Вы на­во­о­б­ра­жа­ли обо мне вся­ких хо­ро­ших ве­щей, и за этой фан­та­сти­че­с­кой фик­ци­ей, ко­то­рая жи­ла толь­ко в ва­шем во­о­б­ра­же­нии, вы ме­ня, жи­во­го че­ло­ве­ка, с жи­вой ду­шой, и не за­ме­ти­ли, про­гля­де­ли…»

Ни­ч­то так не рас­па­ля­ет муж­чи­ну, как от­каз Пре­кра­с­ной Да­мы! (К сло­ву, Лю­ба бы­ла от­нюдь не кра­сот­кой, а де­вуш­кой с креп­кой кре­сть­ян­ской фи­гур­кой и про­стым ли­цом, но по­э­ты вос­при­ни­ма­ют пре­кра­с­ное не бу­к­валь­но.) Од­на­ж­ды на кур­сах про­во­ди­ли бла­го­тво­ри­тель­ный ве­чер, Лю­ба уш­ла с уче­ни­ца­ми в даль­ний класс; при­шел Са­ша и, ни­ко­го не спра­ши­вая и ве­до­мый вну­т­рен­ним чуть­ем, про­шел че­рез не­зна­ко­мые ко­ри­до­ры и ос­та­но­вил­ся у ком­на­ты, где си­де­ли кур­си­ст­ки. На Лю­бу это про­из­ве­ло та­кое силь­ное впе­чат­ле­ние, что в тот ве­чер она со­г­ла­си­лась стать его же­ной.

Вско­ре Лю­ба влю­би­лась в су­же­но­го – бы­ва­ет и та­кое, мо­ло­дые лю­ди за­ва­ли­ва­ли друг дру­га не­ж­ны­ми пись­ма­ми и, не­смо­т­ря на про­те­с­ты ма­те­ри Бло­ка (она бо­го­тво­ри­ла сы­на и страш­но рев­но­ва­ла к не­ве­ст­ке), по­же­ни­лись в уни­вер­си­тет­ской цер­к­вуш­ке.

Се­мей­ная жизнь на­ча­лась стран­но. Жи­ли вме­сте, но не как муж и же­на. «Я до иди­о­тиз­ма ни­че­го не по­ни­ма­ла в лю­бов­ных де­лах», – пи­са­ла Мен­де­ле­е­ва в кни­ге. Чув­ст­во­ва­ла, что что-то не так, по­де­ли­лась с ма­те­рью и, пре­одо­ле­вая сму­ще­ние, спро­си­ла у му­жа, по­че­му он с ней не спит. Блок объ­я­с­нил: Пре­кра­с­ной Да­ме мо­ж­но толь­ко по­кло­нять­ся, ее нель­зя уни­жать плот­ской лю­бо­вью! Че­рез год Лю­бе уда­лось до­бить­ся бли­зо­сти, но опыт при­нес толь­ко ра­з­о­ча­ро­ва­ние. Мо­жет, муж был прав?

Она изо всех сил ста­ра­лась при­нять его взгля­ды на жизнь и ста­ла той са­мой «ду­ше­ч­кой». В ме­му­а­рах вспо­ми­на­ла то вре­мя с го­ре­чью: «Как вза­пу­с­ки, как на па­ри, я ста­ла бе­жать от все­го сво­его и стре­ми­лась тща­тель­но ас­си­ми­ли­ро­вать­ся с то­ном се­мьи Бло­ка, ко­то­рый он очень лю­бил. Да­же поч­то­вую бу­ма­гу пе­ре­ме­ни­ла, да­же по­черк…»

Лю­бо­ви Дми­т­ри­ев­не по­кло­нял­ся не толь­ко Блок, но и его дру­зья. Они ком­мен­ти­ро­ва­ли ка­ж­дый ее жест, пе­ре­ме­ну в ли­це, пла­тье, при­че­с­ке. Лю­ба тер­пе­ла. Осо­бен­но ув­ле­к­ся по­эт Ан­д­рей Бе­лый. Од­на­ко он уви­дел в же­не дру­га не толь­ко Пре­кра­с­ную Да­му, но и жен­щи­ну и – пред­ло­жил уй­ти к не­му, о чем на­пи­сал стра­ст­ное пись­мо. «Пра­виль­ная» же­на Лю­ба по­ка­за­ла по­сла­ние му­жу и све­к­ро­ви. Блок не­ме­д­лен­но на­пи­сал от­вет Бе­ло­му. Вы­яс­не­ния от­но­ше­ний за­кон­чи­лись уве­ре­ни­я­ми в ве­ч­ной друж­бе. Лю­бе ка­за­лось, что она ско­ро сой­дет с ума. Ей да­же за­хо­те­лось из­ме­нить му­жу с Бе­лым, что­бы пе­ре­стать быть иде­аль­ной. Ис­пу­га­ла мысль, что дру­зья-по­э­ты со­чтут ее по­сту­пок еще од­ним по­во­дом для сво­их фи­ло­соф­ских бе­сед.

На­сту­пил ло­ги­ч­ный мо­мент, ко­г­да иде­аль­ная су­п­ру­га ста­ла дей­ст­во­вать Бло­ку на нер­вы. Он на­пи­сал пье­су «Ба­ла­ган­чик», в ко­то­рой по­ка­зал в об­ра­зе не­да­ле­кой Ко­лом­би­ны свою же­ну. Бо­лее то­го – влю­бил­ся в ак­т­ри­су На­та­лью Во­ло­хо­ву, ко­то­рая по су­ти иг­ра­ла Лю­бу. Блок да­же за­го­ва­ри­вал о раз­во­де. Курь­ез­ность си­ту­а­ции усу­гу­би­лась тем, что «ду­ше­ч­ка» Лю­ба при­шла к со­пер­ни­це с ис­крен­ним по­же­ла­ни­ем сча­стья и го­тов­но­стью вве­рить лю­би­мо­го му­жа ее за­бо­там. Но очень про­си­ла ща­дить его тон­кую ду­шев­ную ор­га­ни­за­цию, с по­ни­ма­ни­ем от­но­сить­ся к по­э­ти­че­с­кой нер­воз­но­сти и за­ви­си­мо­сти от вла­ст­ной ма­те­ри. Во­ло­хо­ва при­шла в ужас и от­ка­за­лась от та­ко­го «сча­стья».

Наталья Волохова. Источник фото: fotoload.ru
Наталья Волохова. Источник фото: fotoload.ru

На­ко­нец не­ес­те­ст­вен­ность на­вя­зан­ной ро­ли до­с­та­ла и Лю­бу. Она го­то­ва бы­ла от­дать­ся «на про­из­вол ка­ж­до­го, кто стал бы за ней уха­жи­вать». Этим «кем-то» ока­зал­ся при­ятель Бло­ка по ли­те­ра­тур­но­му це­ху Ге­ор­гий Чул­ков. Бы­ли и дру­гие ка­ва­ле­ры; Лю­ба по­з­на­ла ра­дость фи­зи­че­с­кой люб­ви и ста­ла «жить для се­бя». Блок то­же не мо­на­ше­ст­во­вал (био­гра­фы на­счи­та­ли бо­лее 300 лю­бов­ниц). Сво­бод­ный брак ус­т­ра­и­вал обо­их. Лю­ба осу­ще­ст­ви­ла дав­нюю меч­ту стать ак­т­ри­сой, иг­ра­ла в те­а­т­ре Мей­ер­холь­да, там же за­вя­зал­ся бур­ный ро­ман с ак­те­ром Кон­стан­ти­ном Да­ви­дов­ским. Эта связь обер­ну­лась для нее тра­ге­ди­ей и ста­ла ис­пы­та­ни­ем для се­мьи.

Константин Давидовский. Источник фото: kino-teatr.ru
Константин Давидовский. Источник фото: kino-teatr.ru

Лю­ба за­бе­ре­ме­не­ла. Ужас слу­чив­ше­го­ся был свя­зан для нее не толь­ко со стра­хом пе­ред об­ще­ст­вен­ным осу­ж­де­ни­ем. Еще ре­бен­ком она слы­ша­ла, как во вре­мя ро­дов кри­ча­ла от бо­ли мать, и страш­но бо­я­лась ро­жать. На­ка­ну­не свадь­бы Лю­ба про­го­во­ри­лась Бло­ку о дет­ских стра­хах, по­эт ус­по­ко­ил ее, ска­зав, что у них ни­ко­г­да не бу­дет де­тей… По­ка Лю­ба ду­ма­ла, как по­сту­пить, все сро­ки для пре­ры­ва­ния бе­ре­мен­но­сти вы­шли. Она уво­ли­лась из те­а­т­ра, за­пер­лась в до­ме ро­ди­те­лей (к то­му вре­ме­ни они уже умер­ли) и об­ща­лась с внеш­ним ми­ром толь­ко че­рез пись­ма. Ос­нов­ным ад­ре­са­том был муж. Блок по­чув­ст­во­вал пе­ре­ме­ну в ее ин­то­на­ци­ях, при­е­хал к же­не и по­вел се­бя уди­ви­тель­но бла­го­род­но. Он ска­зал: «Я при­му это­го ре­бен­ка как сво­его». И ос­тал­ся ря­дом с же­ной.

Худ­шие опа­се­ния Лю­бы сбы­лись. Она ро­жа­ла в му­ках че­ты­ре дня и мо­ли­ла о смер­ти, маль­чик по­я­вил­ся на свет сла­бым, про­жил все­го во­семь дней и умер. Мо­ло­дая ма­ма ед­ва не ли­ши­лась рас­суд­ка. Но дру­зья го­во­ри­ли, что Блок стра­дал еще силь­нее. В его ли­ри­ке по­я­ви­лось бо­го­бор­че­с­кое сти­хо­тво­ре­ние «На смерть мла­ден­ца». Он по­шел про­тив ма­те­ри, ко­то­рой за­я­вил, что ес­ли она бу­дет тре­ти­ро­вать Лю­бу, он уе­дет к же­не (этот бунт бы­ло по­хле­ще пре­тен­зий к Бо­гу!). Но даль­ше слов уг­ро­зы не по­шли. По­сте­пен­но су­п­ру­ги вер­ну­лись к сво­бод­ным от­но­ше­ни­ям и жи­ли от­дель­но.

Внеш­няя не­за­ви­си­мость Лю­бы и Але­к­сан­д­ра не име­ла ни­че­го об­ще­го с вну­т­рен­ней пре­дан­но­стью друг дру­гу. При­шло вре­мя – и за ве­ли­ко­ду­шие му­жа Лю­ба спол­на от­бла­го­да­ри­ла его сто­ри­цей. Уз­нав о бед­ст­вен­ном по­ло­же­нии му­жа и све­к­ро­ви, она ос­та­ви­ла мис­сию се­ст­ры ми­ло­сер­дия на фрон­те и вер­ну­лась до­мой. Взва­ли­ла на се­бя все хо­зяй­ст­во: ко­ло­ла дро­ва, под­ра­ба­ты­ва­ла ак­тер­ски­ми вы­сту­п­ле­ни­я­ми, ор­га­ни­зо­вы­ва­ла по­э­ти­че­с­кие ве­че­ра для му­жа, по­ка его не скру­ти­ла бо­лезнь. Блок уми­рал дол­го и тя­же­ло. Вра­чи не мог­ли по­ста­вить ди­аг­ноз. Он пе­ре­стал спать, сла­бость сме­ня­лась при­сту­па­ми яро­сти, ко­г­да он кру­шил ме­бель и рвал чер­но­ви­ки, но са­мы­ми страш­ны­ми бы­ли при­сту­пы ад­ской бо­ли. Блок кри­чал так, что слы­ша­ли со­се­ди. Все это вре­мя Лю­ба бы­ла ря­дом или ез­ди­ла по ин­стан­ци­ям, до­би­ва­ясь для по­э­та раз­ре­ше­ния на ле­че­ние в Фин­лян­дии. В тот день, ко­г­да при­сла­ли за­гран­па­с­порт, Блок умер. Пе­ред смер­тью он по­звал мать и же­ну, по­про­сил их встать по обе сто­ро­ны его по­сте­ли, взял обе­их за ру­ки и ушел из жиз­ни.

С той ми­ну­ты не­ве­ст­ка и све­к­ровь, всю жизнь про­жив­шие как кош­ка с со­ба­кой, уже не рас­ста­ва­лись, их по­род­ни­ла об­щая по­те­ря. Лю­бовь Мен­де­ле­е­ва умер­ла с име­нем му­жа на ус­тах.

Материал подготовлен на основе информации  открытых источников.


Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *