Евгений Лебедев: Когда музыкант выходит на сцену, он играет себя таким, как он есть

Поделиться

Евгений Лебедев — великолепный джазовый пианист, один из тех, кто определяет сегодня лицо российской джазовой сцены. Получивший классическое музыкальное образование и не менее классическое, сегодня уже можно так говорить, джазовое в России, в том числе и в РАМ им. Гнесиных, Евгений стал одним из немногих одаренных музыкантов, кто получил грант на обучение в знаменитом Berklee College of Music. По окончании бостонского колледжа он остался на некоторое время работать в США. Вернувшись в Россию, Евгений Лебедев стал со-основателем, вместе с Антоном Ревнюком и Игнатом Кравцовым, трио LRK, одного из самых ярких явлений на джазовой сцене.

Заплыл на середину реки, перевернулся на спину, раскинул руки и замер. Течение медленно несет тебя, над головой бесконечное небо с редкими облаками, солнце печет, но тебе не жарко. Мир и покой царят вокруг. Мерный плеск воды, да редкие крики птиц, пролетающих в небесной выси. Они словно приветствуют тебя, ставшего на время органичной частью окружающего пейзажа, и улетают вдаль, разнося весть о твоем чудесном превращении…

Такие картины мне виделись во время концерта памяти великой Джони Митчелл – проекта, представленного трио Лебедев/Ревнюк/Кравцов. Ряд видений, навеянных в том числе и живописными картинами самой Митчелл, демонстрировавшихся на двух огромных экранах справа и слева от главной сцены Клуб Алексея Козлова, продолжался. И все они были такого же порядка – глубокие и умиротворенные. Таким же мне показался и сам Евгений Лебедев во время интервью. И еще чрезвычайно скромным, контролирующим эмоции и не выпячивающим факты собственной музыкальной биографии — признанного во всем мире джазового пианиста, автора музыки к нескольким фильмам, обладателя самых престижных наград и сценического партнера мировых грандов музыки. Разговаривать с музыкантом лучше после концерта. Никто не торопит, сам артист расслаблен и разговор течет спокойно и размеренно, как та река, что виделась мне во время исполнения инструментальных вариантов песен Джони Митчелл в аранжировке трио авторов проекта. Евгений сказал много серьезнейших вещей, одна из которых мне показалась особенно важной – там, за океаном, он увидел, что каждый музыкант играет на сцене самого себя, не притворяясь никем иным, и предлагает слушателю самому решать нравится это ему или нет. Именно это мы тут и называли всю жизнь, по меткому выражению Евгения, «фирм’ой», тщательно стараясь скопировать звучание и стиль, и не понимая, почему же не дотягиваем до эталона. А оказалось все чрезвычайно просто: играешь самого себя – ты и есть «фирм’а».

Поделиться

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *